Туроператор в Японии
Представительство в Москве
+7 (499) 110-20-87
+380 (44) 290-84-83
Татьяна Наумова
9 января 2015

Всеволод Овчинников «Ветка сакуры»

 

Всеволод Овчинников «Ветка сакуры»Бестселлер отечественной японистики. Впервые увидевшая свет в 1971 году, книга выдержала десятки изданий, своими миллионными тиражами надолго закрепив за собой статус недосягаемого лидера популярности среди читателей. Не смотря на свой солидный возраст, не теряет актуальности и в наши дни. Особый интерес представляет для тех, кого волнуют вопросы национальной психологии и ее влияния на самые различные аспекты социального, политического и бытового характера. Помимо собственных наблюдений автора, отличающихся завидной глубиной, книга также содержит богатую коллекцию проницательных высказывания о Японии советских и зарубежных исследователей.

«Коллективное любование природой, письменность, неотличимая отрисования; стихосложение, смыкающееся с каллиграфией, — все эти традиции доныне сохраняют свою силу, свое несомненное влияние на национальную психологию японцев».

 

Таити Сакаия «Что такое Япония?»

 

Таити Сакаия «Что такое Япония?»

Является одним из немногочисленных примеров, переведенных на русский язык книг, написанных о Японии японцем. Перу Таити Сакаия принадлежат многочисленные исследования социально-политических проблем современной Японии. Автор имеет большой практический опыт — долгие годы он работал в Министерстве внешней торговли и промышленности Японии, сделав там блестящую карьеру. Однако уже с 1978 года оставляет госслужбу и целиком посвящает себя писательской и преподавательской деятельности. Книга Таити Сакаия, выделяется еще и тем, что ее перевод на русский язык был сделан блестящим переводчиком и филологом, большим знатоком японской культуры и литературы Владимиром Сергеевичем Гривниным (кстати, одним из самых любимых наших институтских преподавателей, когда-то и рассказавшим нам о ней).

Как пишет в предисловии к книге известный российский востоковед К.О. Саркисов, «главное достоинство книги Сакаия — в ее оригинальности, нестандартном подходе и компетентности». Проводя глубокий и разносторонний анализ различных сторон жизни Японии, автор дает возможность лучше понять внутренний мир японцев, ценностные категории японского общества. И хотя представленный в книге взгляд автора на известную проблематику далеко неоднозначны, и зачастую побуждают к полемике и дискуссии, знакомство с ними в высшей степени полезно, поскольку дает редкую возможность взглянуть на Японию глазами самих носителей культуры. Времена меняются быстро, и часть явлений, о которых пишется в книге, возможно, уже потеряли свою актуальность, но книга повествует не только о сиюминутной проблематике, и поэтому тем, кому посчастливиться заполучить ее в свое распоряжении найдут там немало ценных замечаний и глубоких суждений.

«Одна из особенностей нашей страны в том, что государственная власть Японии, японский народ, японский язык и японская культура существуют как единое целое, и это не преувеличение».

 

Александр Мещеряков «Книга японских символов» и «Книга японских обыкновений»

 

Александр Мещеряков «Книга японских символов» и «Книга японских обыкновений»Эти две книги, объединенные в один сборник, принадлежат перу выдающегося современного исследователя японской культуры, профессора Александра Николаевича Мещерякова. Они станут настоящим подарком каждому, кто хочет понять, как живут японцы и как они видят современный мир. Как всегда у Александра Николаевича, обе книги изобилуют отсылками к историческим фактам и опираются на прямые оригинальные источники.Авторский текст здесь искусно перемежается с вставками из переводов классической и современной японской литературы. Таким образом, автор отводит своим комментариям роль путеводителя в «лабиринте символов японской культуры», на примере богатого художественного материала предпочитая демонстрировать, как сами японцы относились и относятся «к той или иной вещи, явлению, символу». Использование этого приема делает содержание книги необычайно глубоким и достоверным. Особое внимание автор уделяет такой непростой теме, как «телесное и околотелесное пространство» японцев, а также их отношению к различным проявлениям любви.

«Отрубание пальца — это, конечно, не самая страшная клятва верности среди куртизанок Ёсивары. Кроме нее были в ходу и менее кровавые, как-то: отрезание волос, отщепление верхней части ногтя, татуирование имени возлюбленного и просто устные или письменные обещания хранить сердечную верность».

 

Александр Мещеряков «Гора Фудзи: между небом и землей»

 

Александр Мещеряков «Гора Фудзи: между небом и землей»Еще одна книга Александра Николаевича Мещерякова в этом списке делает центром повествования и пристальным объектом исследования один из главных символов современной Японии — гору Фудзи. Сейчас образ Фудзиямы или как говорят сами японцы Фудзисан, является одним из самых узнаваемых образов Страны восходящего солнца как в самой Японии, так и за рубежом. Кажется, что так было всегда, однако это совсем не так. Книга в увлекательной и доступной форме рассказывает о том, как менялось отношение к Фудзи среди японцев на протяжении веков, и в какой момент отношение к ней приобрело статус безусловного почитания, возведший ее в ранг святыни. Книга разворачивает историческую ретроспективу, прослеживая постепенные изменения того места, которое занимала гора в общественном сознании японцев во всем многообразии религиозных, поэтических, художественных и патриотических коннотаций. Немалое влияние уделяется и невольному вкладу иностранцев в закрепление священного статуса удивительной красавицы-горы. Знакомство с историей обожествления и возвеличивания Фудзи — это во многом знакомство с историей формирования японского национального самосознания. И книга дает прекрасную пищу для размышлений в этом направлении.

«Символические потенции, «вмонтированные» в Фудзи еще в древности и средневековье, получили мощное развитие в эпоху модернизации, когда происходило решительное реформирование всех институтов, ставившее своей целью создать страну, которая могла бы обеспечить конкурентоспособность Японии по отношению к Западу».

 

Александр Прасол «Япония: лики времени»

 

Александр Прасол «Япония: лики времени»Книга, которую нельзя пропустить,никому, кто интересуется правильной интерпретацией многочисленных головоломок современной Японии, принадлежит перу Александра Прасола, выпускнику Дальневосточного университета, а ныне профессору Ниигатского университета международной культуры и информации, специалисту по японской культуре и лингвистике. Меня она поразила не только живостью и проницательностью суждений, но и легким, выразительным языком, позволяющим читать ее буквально на одном дыхании. Сам автор обозначает сферу своего исследования как «менталитет и традиции современной Японии», и честно дает ответы на многочисленные вопросы, связанные с особенностями мировоззрения японцев, причем делает это со знанием дела и очень остроумно. Так что если вас интересуют такие загадки, как формирование у японцев национальной самоидентичности, особенности их творческого мышления и мировосприятия, элементы поведения, а также значение жизни в группе, роли ритуалов в социуме и кое-что другое, прочитав книгу Александр Прасола, вы наверняка найдете ответы на многие свои вопросы.

«В любом обществе люди выполняют различные роли, и, соответственно, время от времени одевают маски. Особенность Японии в том, что масок здесь невероятно много, и все они плотно пригнаны».

 

Евгений Штейнер «Приближение к Фудзияме»

 

Евгений Штейнер «Приближение к Фудзияме»По признанию самого автора, искусствоведа и востоковеда Евгения Штейнера, эта «книга сложилась из записей, написанных в Японии или по поводу Японии, и рассказывает о японских традициях, городах и храмах». Этим она и интересна. Причем рассказ о «городах и храмах» наряду с сугубо повествовательным, художественным характером имеет и массу практических ценностей. И хотя Евгений Штейнеру преждает читателя от попыток рассматривать свою книгу как путеводитель, в то же время в ней он дает массу практических сведений об интересных местах и популярных туристических маршрутах, в частности по Хаканэ, Камакуре и Киото. Сам он указывает на то, что книга ориентирована «на медленных путешественников, которым интересны культурные контексты, мелкие бытовые реалии или философские рассуждения на тему своего и чужого». Упоминание в названии вершины самой высокой японской горы имеет здесь скорее символическое, нежели прямое значение. Автор понимает свое приближение к Фудзияме как попытку приблизиться к пониманию многочисленных японских традиций — «мифологических, исторических, литературных, художественных, этнопсихологических». Особую ценность составляет раздел о старой русской эмиграции в Японии, об удивительных, ярких судьбах замечательных русских людей, оставивших свой след в истории отношений двух стран. Сказывается в книге и искусствоведческое образование автора, периодически предоставляющего себе удовольствие сделать отступление в разговоры об искусстве. Очень любопытная, на мой взгляд, глава посвящена архитектуре современного Токио и принципах организации японского жилого пространства. В общем, если Вы готовы к нетривиальному чтению с крутыми поворотами и неожиданными виражами, ищите эту книгу, и несколько дней увлекательного восхождения к вершинам Фудзи вам обеспечены.

«Всем известно, что основу японского искусства образуют благородная скудость, суровость, ущербность, простота и недосказанность, покрытость патиной времени и изящная бедность».

 

Лакфкадио Хэрн «Душа Японии»

 

Лакфкадио Хэрн «Душа Японии»Когда-то эта книга произвела на меня неизгладимое впечатление своей подкупающей искренностью и идеалистическим восхищением Японией, доходящей порой до экзальтации. Лафкадио Хэрн (или как сейчас чаще предпочитают транскрибировать его фамилию — Хирн) человек поистине удивительной судьбы и редкой творческой биографии. Будучи сыном английского подданного и матери-гречанки, свою писательскую и журналистскую карьеру начинал в США, однако всемирную известность ему принесли книги, написанные в Японии и о Японии под псевдонимом Коидзуми Якумо. Творческий псевдоним, взятый им, кстати, из древних японских хроник «Кодзики». До сих пор имя этого автора популярно среди поклонников литературных редкостей о Японии, и, на мой взгляд, вполне заслуженно. Книга, которую я рекомендую, состоит из сборника новелл, написанных автором во второй половине 19 века, в ту непростую переломную для Японии пору, когда прервав длившуюся более двух с половиной столетий самоизоляцию, страна взяла активный курс на заимствование западной культуры и модернизацию. О том, какими жертвами давалась японскому обществу эта модернизация, чего стоил отказ от традиционных ценностей, и какую цену пришлось заплатить за быстрые успехи в перевод страны на новые рельсы и повествует книга «Кокоро». Причем пишет обо всех этих непростых и приземленных материях Лафкадио Хэрн очень поэтичным и чувственным языком, в каждой своей фразе являя свое глубоко пристрастное отношение ко своей второй родине — Японии. Кому-то книга покажется старомодной, кому-то излишне сентиментальной, но для меня — это неотъемлемая часть в мозаике образов Японии, согретая неравнодушным отношением удивительного автора.

«Нет, неизмеримо выше стояла древнеяпонская культура, культура души, проникнутая радостным мужеством, простотой, самоотречением и умеренностью; выше были ее запросы счастья и ее этические стремления, глубже ее проникновенная вера. На Западе царило превосходство не этики. А интеллекта, изощренного в способах угнетения, уничтожения слабого сильным».

 

Александр Лазарев «Япония на ладони»

 

Сам автор в качестве одного из подзаголовков книги поместил следующие слова: «О стране восходящего солнца для тех, кто в пути, и тех, кто на диване». И хотя формат издания весьма внушительный, и на ладони уместится едва ли, сама попытка рассказать понемногу о наиболее заметных достопримечательностях практически всех уголков Японии в рамках одной книги представляется в русскоязычной литературе жанра путеводителя явлением уникальным. Потому что шесть лет, потраченных на сбор материалов книги, позволили автору буквально исколесить всю Японию вдоль и поперек от Окинавы до Хоккайдо, и в результате собрать ценнейшую палитру ярких впечатлений, чтобы затем вдумчиво и кропотливо воссоздать причудливая мозаику знаменитых японских пейзажей, культурных особенностей, традиционных обычаев и исторических событий. Задумывавшаяся как обычный путеводитель книга, приобрела характер увлекательных путевых заметок или даже дневника странника. По крайней мере, не зря автор в самом начале делает отсылку к знаменитым путешествиям и стихам Басё: «Странник! Это слово станет именем моим». Басё в самом начале книги появляются не случайно еще и потому, что и сам Александр Лазарев не чужд поэтическому слогу. И в дальнейшем на ее страницах японские трехстишия хайку в авторском исполнении будут мелькать еще не раз, поэтически оттеняя и образно дополняя скрупулезно подобранные факт, создающие добротную ткань повествования. Книгу читать необычайно интересно не только тогда, когда вы готовитесь к покорению неизведанных пространств планеты Япония. Особенно приятным чтение становится и тогда, когда вы уже побывали в описанных местах и имеете собственный опыт для сравнения внутреннего диалога с автором.

«Вообще говоря, практически все в религиозной процедуре мидзутори скрыто от глаз непосвященных и любопытствующих. Собравшиеся на праздник люди, а это подчас многотысячная толпа, могут лишь догадываться, что конкретно происходит в данный момент в алтаре храма, догадываться по мельканию теней на тонких ширмах, по звонкому перестуку деревянной обуви участников действа, по гнусавым звукам псалмов, читаемых шесть раз в день. А происходит вот что».

 

«Мир по-японски» (Эстетические и этические ценности в японской культуре)

 

«Мир по-японски» (Эстетические и этические ценности в японской культуре)Книга из серии «Золотого фонда японской литературы», главным редактором которой является Г.Ш.Чхартишвили,по словам ее составителей представляет собой «не ученый труд и не учебное пособие по культурологи, а прежде всего сборник японской прозы». Уникальность этого примечательного сборника состоит в тщательно выверенной подборке авторов, которые по мысли составителей не просто являются значительными писателями сами по себе, но и выражают в своем творчестве «по крайней мере, некоторые стороны японского характера». Книга разделена на три большие главы: «Русские знакомятся с японцами», «Глазами запада» и «Японская ментальность в зеркале японской прозы». Каждая глава в свою очередь состоит преимущественно из новелл, раскрывающих насколько это возможно тему своеобычности японского взгляда на мир. Впечатляет уже один только перечень имен авторов этого сборника: в европейской главе это Рут Бенедикт, Лафкадио Хэрн и Дональд Ричи. А в японской Мори Огай и Кикути Кан, Акутагава Рюноскэ и Танидзаки Дзюнъитиро, Мисима Юкио, Иноуэ Ясуси и Эндо Сюсаку. Особый интерес представляет отрывок из «Космографии» 1670 года, редко публикуемого труда безымянного русскоязычного автора, посвященного Японии. Возможна самая ранняя в истории русской словесности попытка обобщить познания о заморских странах, написанная подчас на грани курьезности и в стилистике ранней наивной науки, рассказывает о Японии с прелестной трогательностью, описывая первые представление наших предков о загадочной стране Японии или Япан-острове. Богатейший мир художественных образов, сочетание разнообразных акцентов в рассмотрении главной темы — особенностей японского национального характера - в сочетании с обширным и подробным предисловием профессора Е.В.Маевского, делает эту книгу исключительно ценной находкой для истинных ценителей японской культуры и литературы. Единственное сожаление вызывает тот факт, что изданная однажды в 2000 году книга больше не переиздавалась, поэтому рекомендации по ее приобретению ограничиваются, увы, лишь советом посещать букинистические развалы.

«Японские люди многосмышлены, доброобразны, памятны. Нищих и убогих нет. Друг друга ссужают и обнищать не дадут. Всяких премудростей искатели. К работам терпеливы. Обид ни от кого терпеть не любят. Ко всякому воинскому оружию имеют охоту. В 60 лет человек считается совершенный воин».

 

«Яшмовая нить» (Антология японской классической литературы)

 

«Яшмовая нить» (Антология японской классической литературы)Еще одна антология в этом списке, на этот раз состоящая исключительно из произведений японской классической литературы. Как говорится в предисловии к книге, написанном замечательными отечественными востоковедами И.А.Борониной и А.Р.Садоковой, «яшмовой нитью в древности японские поэты образно именовали человеческую жизнь, в которой есть все: радостное и грустное, мимолетное и вечное, обыденное и сакральное».Эксклюзивная подборка фрагментов из лучших образцов японской литературы, охватывающей период с 8 по 17 века, включает в себя такие произведения, одни названия которых, как и перечисления имен авторов, заставляют биться сильнее сердце человека, хоть сколько-нибудь знакомого с Японией: Кодзики и Нихонги, Манъёсю и Кокинсю, Сэй-Сёнагон и Мурасаки Сикибу, Кэнко-хоси и Ихара Сайкаку. Все это поистине бесценное наследие японской традиции художественного слога и откровения мудрости, отобранные трудами неравнодушных и в высшей степени профессиональных составителей с бесподобной тщательностью и любовью для того, чтобы поделиться своим знанием со всеми, кто готов к их восприятию. Каждый отрывок художественного произведения или поэтического сборника снабжен кратким, но весьма емким и информативным предисловием, дающим представление об истории создания произведения, фоне исторической эпохи и биографии автора. Особого упоминания заслуживают имена выдающихся российских переводчиков, чей вклад в восприятие древней японской литературы поистине невозможно переоценить. Читать этот сборник надо не спеша, растягивая удовольствие, и словно перебирая в руках бусины, старательно нанизанные на нить драгоценного ожерелья яшмовой нити, имя которой — японская классическая литература — самим великим мастером по имени Время.

«Снежинки, что упали на цветы,
На лепестки душистой белой сливы,
Хотела унести
И показать тебе,
Но лишь дотронулась – они исчезли…».

(Из поэтического сборника «Манъёсю» , 8 в.)

 

Комментарии
Alexander Kulanov12 января 2015, 18:23
Книги замечательные - каждая сама по себе и все вместе. Но в этих рекомендациях есть нюанс. Татьяна Наумова - профессиональный японовед с бэкграундом в виде истфака ИСАА при МГУ и почти четвертьвековым опытом работы с японцами. К тому же в специальных областях, которые можно отнести к сфере "культурных коммуникаций". Поэтому для тех, у кого нет такого образования и опыта работы, я бы рекомендовал вообще как можно больше читать, начиная с вузовских учебников по истории Японии. Например, на неподготовленного человека книга Таити Сакаия может произвести странное впечатление, или он ее вообще не поймет. А все книги автор тут подобрала совершенно замечательные и со вкусом - манкировать нельзя не одной, но нужен базис! Читайте эти, читайте другие, пытайтесь разобраться. И не спешите! Уверен, что понимание Японии не приходит в один день, в один год. Даже за десятилетие не придет. Но это возможно, и Япония того стоит.
Оставить комментарий / отзыв
Закажите экскурсию

✔ Автобусный тур, 11 часов
✔ Цветение тысячи космий и бассий
✔ Производство и дегустация сливового ликёра
✔ Сбор фруктов: груши и каштаны
Цена за одного человека
170 $

✔ Пешая прогулка по вечернему Киото, 4 часа
✔ Поездка в темной электричке сквозь кленовую аллею
✔ Ночная иллюминация осенних листьев
✔ Ужин бэнто в традиционной японской гостинице
Цена за одного человека
108 $

✔ Трехчасовой тур из Токио без гида
✔ Рафтинг по реке Тамагава
✔ Развлечения и активный отдых
✔ Помощь опытного инструктора

✔ Тур на синкансэне, 13 часов
✔ Прогулка на пароме до острова Миядзима
✔ Мемориал атомной бомбардировки
✔ Осака – Осака или Осака – Киото
Рекомендуемые места
415
Ситамати
Токио, станция Син-Окатимати
267
Никко
Никко, станция Кинугава-Онсэн
502
Гиндза
Токио, станция Цукидзи
Рекомендуемые статьи
Рекомендуемые материалы
Booking.com
Туры в Японию
АО «tabitabi.ru», Лицензия-2-6841
136-0073, Tokyo, Koto-ku, Kitasuna 5-15-15
tabitabi.ru@gmail.com
+7 (499) 110-20-87
+380 (44) 290-84-83